Азанта
Нахожусь под впечатлением фильма "Парфюмер". Обязательно отпишу, но не рецензию, а ощущения.
Если не хотите слышать дибильный смех быдла, не читавшего книгу, в кинозале - не ходите в кино. Дождитесь уже DVD в нормальном качестве, ибо скоро, и смотрите дома. И обязательно ночью. Тыквер снял максимально приближенно к книге и даже некоторое очеловечивание главного героя не портит картинки.
Конечно, весь флер запахов сложно передать зрительными образами, но в силу способностей кинокамеры у оператора это получилось. Операторская работа хороша-а!

Выйдя из зала, мне не хотелось открывать глаза. Хотелось замереть и впитывать даже не запахи, ощущения, только с помощью носа. Каждое движение, каждое колебание пахнет по-своему, своим внутренним запахом. Я умею иногда ТАК чувствовать энергию. Пожалуй, ярче всего мне запомнилась фраза, сказанная Гринуйем проститутке: не шевелись и не бойся: страх искажает запах, портит его. Действительно, главному герою удавалось чувствовать даже не ароматы, а душу их. Запах страха и запах сожаления, запах любви и ненависти, вожделения, запах камня и воды, травы и ветра...Как я сейчас чувствую тишину, могу носом, а могу и пальцами рук, я пью эту тишину, нарушаемую грубо стуком клавиш, пью ее по капле, как драгоценный нектар. Еще есть музыка тишины, которая способна закрутить ее еще плотнее.
А мораль книги, как я сейчас ощутила заново, могла бы быть следующей: Гринуй решил позволить разорвать себя толпе в Париже не потому, что понял, что без запах любви ему не добиться. Он ведь изначально не был человеком, и человеческие желания были для него лишь экспериментом, лишь возможностью познать, как глубоко зашел его гений. Все для него измерялось запахами: их новизной, интенсивностью, яркостью. А запах безумной любви оказался изучен. Он превратилсЯ всего лишь в вожделение. От любви-боготворения до любви-овожделения - один маленький взмах платка. Если бы он тогда кинул на площадь Грасса не платок, а себя, его разорвали бы уже в Грассе. Потому что любовь человеческой толпы - лишь желание обладать.
Может быть еще и другая версия: он захотел впитать в себя этот запах полностью, чтобы впитать его, пропитаться им, вобрать в себя, получить какой-то свой запах, именно тот, которого ему не хватало. И он вылил на себя эту склянку именно в том месте, где родился. Не чтобы быть разорванным толпой. Вполне вероятно, что он и не думал об этом тогда. К тому же несколько другая консистенция запах могла вызвать более интенсивное вожделение, нежели в Грассе. В таких вещах не всегда возможно предусмотреть все.

И еще один момент интересен мне: а что бы было, сними парфюмер запах с живой девушки? Каков запах у живой красоты, а не мертвой? Запах, смешанный с любопытством или послушанием, с ожиданием и с покорностью? Так ли сильно был бы он испорчен страхом? А что было бы, будь он приправлен вожделением? И сохранила бы запах та девушка, которая осталась бы в живых, или он был бы выпит до дна вместе с ее душой, как запах цветка, из которого вынули эфирное тело? Ведь за запах эфирное тело как раз и отвечает?

Еще один момент в фильме: герой пробирается в дом. переступая через спящую собаку. Однако собаки реагируют не только на запах, но и на шорохи. к тому же герой сам сказал, что одежда его запах сохранила, а значит, собака могла бы что-то почувствовать.

Ну и последний момент: на мой взгляд для создания идеального запаха безумного обожания не хватало эссенции молодого мальчика, невинного ребенка и какого-нибудь очаровательного животного. Иначе странно, что запах именно девушек действовал и на девушек, и на мужчин. Любовь разного пола пахнет по-разному все-таки, как бы ни была универсальна эта субстанция.

Главное, что я вынесла из этого фильма - новое понимание книги. И весьма сочувствовала персонажам, которые своим дурацким смехом не к месту оглашали кинозал. Все же не читая книгу может и можно оценить фильм, но лучше все-таки после. Будет с чем сравнивать. Хотя некоторые особые ценители Зюскинда, конечно, найдут к чему придраться. Но если бы не Тыквер, не знаю, кто бы снял лучше. Мне даже понравилось, что главный герой - не горбатый урод. Именно так, будучи самым обычным мальчишкой, он мог бы казаться более незаметным и потому долго оставаться неуловимым.

Возвращаясь домой, оглядывалась назад - ощущалось незримое присутствие...